Образование

Виктору Садовничему исполнилось 85 лет: легендарный ректор МГУ опередил время

Про центрифугу, сады космического масштаба, Холмса и воздушный шар

Биография Виктора Садовничего в чем-то сходна с биографией Ломоносова: в начале жизни сумел вырваться из деревни даже без паспорта, работал шахтером, был студентом-вечерником, а потом и студентом мехмата МГУ. Стал крупным математиком, работал вместе с Колмогоровым, Меньшовым, сотрудничал с Королевым. А затем — управленцем, сумевшим сохранить и преумножить вуз в шторма девяностых. В его «родном МГУ» теперь почти в три раза больше факультетов и на миллион больше «квадратов», чем до Садовничего.

Про космос Садовничего, Долину технологий и другие достижения юбиляра «МК» рассказали его друзья и коллеги.

Серенада Технологической долины

Но вначале — об известном. Садовничий «на хозяйстве» в МГУ более 30 лет. «Мы с тобой — хозяйственники», — сказал ему однажды Юрий Лужков.

Ректором Московского университета его избрали в 1992-м, а Союз ректоров он возглавил в 1994-м. И тогда же Садовничий «спас российскую науку», считают сегодня многие ректоры, например, руководитель ИТМО Владимир Васильев или экс-ректор РАНХиГС Владимир Мау. Традиционно университеты занимали большие площади, имели корпуса, сады и другие соблазнительные объекты и территории. И у тогдашних властей был большой соблазн все это разбазарить, чего он не позволил.

Еще Садовничий выступал против слепого следования Болонской системе, утверждая, что в России каждый большой университет уникален, поэтому нашу высшую школу нельзя унифицировать. В «родном МГУ», как говорит ректор, он оставил специалитет в ряде направлений: матанализ, биотехнологии, фундаментальная физика. Время показало его правоту.

А что касается активов МГУ в численном выражении, то за время ректорства Садовничего количество факультетов выросло с 16 до 43, конкурс в усредненном значении подскочил с 3 до 10,5 человека на место. Построили новую библиотеку, корпуса «Ломоносовский» и «Шуваловский», гимназию, новое общежитие. Возродили клинику МГУ, восстановили Легкоатлетический манеж…

Главное детище Садовничего сегодня — научно-технологическая долина МГУ. Или просто Долина, как говорят в университете. Очевидцы утверждают, что ректор зажегся идеей, когда увидел научные парки в Великобритании, Финляндии и Японии. Мол, надо так, только лучше. Под Долину университету отдали около 18 гектаров земли. Планируемые цифры: более 1,3 миллиона «квадратов» площадей, 360 тысяч только «под науку». А будут еще жилье, спортивные объекты и прочее.

— Идея Технологической долины впервые была высказана Виктором Антоновичем в 2012 году, — вспоминает декан факультета космических исследований МГУ Василий Сазонов. — И Садовничий «зацепился» за нее… И весь долгий путь к ней проруководил. Ведь и закон вышел специальный о таких технологических центрах. И особое распоряжение правительства появилось, и все наполнение… Сейчас идет реализация, несмотря ни на что. Два корпуса сданы, строятся еще два — у меня как раз окна на Долину выходят. Это поистине уникальный проект… А вообще, наш ректор — человек очень современный. Более современного руководителя, чем он, в МГУ я не знаю. Он всегда на позитиве, интересуется новыми идеями. Он не только улавливает тренды времени, а самое главное, он их формирует. Его возраст — только цифра в паспорте.

Парень из Донбасса

Начало жизни Виктора Антоновича ознаменовал ряд событий, в которых нельзя не узнать «перст судьбы». Будущий ученый появился на свет в селе Краснопавловка Харьковской области в простой семье: мать, Анна Матвеевна, работала в колхозе, отец, Антон Григорьевич, был краснодеревщиком, печником и кузнецом. Математики родитель не знал, но легко мог рассчитать нагрузку на балку в печи и сына этому научил.

В сельской школе после войны особых изысков не было — один класс на всех разновозрастных детей, и учителя, которые вели по нескольку предметов сразу. Виктор был смышленым и даже сам вел математику у малышей, учась в старших классах. Затем повезло — в село приехал выпускник Харьковского пединститута Николай Лилитко. Одаренный подросток вместе с новым учителем «прорешал» задачник Моденова, что очень помогло потом при поступлении в университет.

Но путь в МГУ, где человек из глубинки станет самым молодым профессором мехмата (34 года), а потом завкафедрой, деканом и проректором, был извилист. Для начала Виктор подговорил двух приятелей сбежать из колхоза на шахту.

«Мы сели на проходящий поезд без билетов и ехали, пока не увидели терриконы шахт», — вспоминает он. Это была шахта «Комсомолец», куда подростков приняли даже без паспортов (их в колхозах тогда не выдавали). Садовничий работал рубщиком угля.

А еще он учился в вечерней школе, за что бывшие зэки — соседи через стенку — прозвали «Витька-студент». По окончании школы «студент» подал было документы в Белорусскую сельхозакадемию. Но один из молодых шахтеров собрался ехать в Москву поступать в МГУ. И снова везение — документы Садовничьего удалось вернуть.

На экзамене парню не хватало знаний, экзаменатор решил дать ему шанс, «выкатил» задачу на смекалку. Неудивительно, если это оказался расчет той самой балки…

Учиться вначале было трудно, непросто шахтеру-вечернику среди «золотой молодежи», выпускников известных школ и олимпиадников. Целый год Виктор «прожил» в библиотеке. Ко второму курсу стал круглым отличником и оставался им до получения диплома.

Сегодня за управленческими успехами немного забылись достижения Садовничего-ученого. Напоминаем. Доктор физико-математических наук, академик РАН. Докторскую диссертацию «О некоторых вопросах теории обыкновенных дифференциальных уравнений, зависящих от спектрального параметра» защитил в далеком 1974 году. У него 23 научных патента, 32 изданных книги, в том числе легендарный учебник «Математический анализ в задачах и упражнениях». Три госпремии «за науку», одна еще советская.

Орбита Садовничего

О научном вкладе в нашу жизнь Виктора Садовничего, о том, чем живет и дышит ректор главного университета, лучше спрашивать у коллег и соратников. «МК» поговорил с представителями разных направлений и факультетов МГУ.

— Космическими исследованиями Московский университет, можно сказать, занимается со дня основания, – говорит декан факультета космических исследований МГУ Василий Сазонов. — С университетом сотрудничал Королев, Келдыш здесь заведовал кафедрой. Выдающиеся выпускники и сотрудники университета Дмитрий Охоцимский, Тимур Энеев тоже работали с Королевым. Они входили в группу ученых, которые работали над обеспечением работы первого спутника Земли. А уже на втором искусственном спутнике Земли стоял прибор, изготовленный Московским университетом. Мы изготовили более 500 космических приборов и запустили 6 больших искусственных спутников. Наш современный факультет космических исследований был создан в 2017 года по инициативе Виктора Антоновича Садовничего.

— В 1977 году в МГУ обратился Виктор Береговой, который был тогда начальником Центра подготовки космонавтов, с просьбой разработать тренажер для моделирования космического полета. Отмоделировать все этапы выведения, перегрузки, циклограмму полета ракеты-носителя, «пилу» так называемую… Работу трех ступеней, отделения, участок полета в состоянии невесомости, спуск. Невесомость на Земле создать нельзя, а промоделировать разбалансировку вестибулярного аппарата и влияние невесомости на организм человека можно. Программное обеспечение центрифуги ЦФ-18, которая установлена в Центре подготовки и все космонавты до сих пор проходят на ней предполетные тренировки, было создано под руководством Садовничего.

— Наши основные направления — это фундаментальные прикладные исследования космоса, использование результатов космических полетов в повседневной деятельности. Мы не отвечаем на вопрос «как летать в космос», наша цель — отвечать на то, «зачем летать в космос». Какие результаты космической деятельности мы можем использовать для улучшения жизни на Земле?

В МГУ рассказывают, что Виктор Садовничий иногда настолько опережает время, что не всегда находит понимание в коллективе. Едва будучи избранным ректором, в 1992 году предложил возобновить в МГУ медицинский факультет. Тогда не был понят ни в самом Московском университете, ни в пед-, ни в медсообществе. Зато теперь многие другие универы «по образу и подобию» имеют кафедры фундаментальной медицины.

— Да, это правда. У него серьезный яблоневый сад разбит под Москвой. И даже больше скажу: в нашем комбинате питания МГУ круглый год подают компот, сделанный из яблок, выращенных Виктором Антоновичем.

Ректор на воздушном шаре

О работе под руководством Садовничего рассказывает декан физического факультета МГУ Владимир Белокуров.

— Мне посчастливилось познакомиться с Виктором Антоновичем в 1987 году. Он был первым проректором и подыскивал молодых заместителей, я оказался в числе его замов. И проработал с ним не один десяток лет.

Конечно, почти каждодневное общение с этим замечательным человеком дало мне очень многое. И меня даже воспитало. Виктор Антонович действительно уникальный человек, который пользуется безграничным авторитетом и огромной любовью как среди сотрудников и студентов университета, так и у ректорского корпуса, среди ученых. Дело в том, что Виктор Антонович — ученый-математик. Еще в молодости он получил ряд важных результатов в области функционального анализа. Это абстрактная область математики, очень сложная. Он, казалось, мог бы только этим и заниматься. Но его всегда интересовали еще и прикладные задачи. Поэтому он и его ученики получили много интересных результатов в области космонавтики, медицины, даже в некоторых гуманитарных сферах. Что тоже ярко его характеризует.

Садовничий — ученый, который принимает решение относительно тех или иных своих поступков и действий на основании обобщения и анализа огромного объема информации. То есть решает сложную математическую задачу, в которой много параметров, много неизвестных, находя правильное, иногда совершенно нетривиальное решение.

— Да, разумеется. Именно эта его уникальная способность применять многофакторный анализ к различным явлениям, в том числе общественным, экономическим, позволила сделать так много на благо Московского университета, его сотрудников и студентов. Есть такая известная фраза: «Званых много, а избранных мало». Виктор Антонович взял на себя огромную ответственность за судьбу российской науки, системы образования, за судьбу Московского университета.

Именно это дает ему способность всех, в том числе своих оппонентов и противников, обращать в союзников и даже в соратников. Уникальное качество, которое тоже есть следствие понимания им своего долга, предназначения и его огромной интеллектуальной мощи.

Чувство ответственности за дело, которому служишь, наверное, ему дано от рождения. Еще один штрих. Виктор Антонович — очень хороший лектор, он читал для студентов курс матанализа. Когда он стал ректором, продолжал читать курс еще довольно долго. Но работа ректора требует внеплановых действий, отъездов, встреч. Когда оказалось уже совсем трудно соблюдать расписание, только тогда он перестал читать лекции. К огорчению большинства студентов.

Долгие годы каждую неделю по средам в МГУ проходит научный семинар под его руководством, на котором до позднего вечера ученые обсуждают свои работы. Удивительная работоспособность, удивительное трудолюбие, сопряженные с огромным интеллектуальным потенциалом и привычкой относиться к любому делу как к задаче, которую нужно решить строго научно.

— В 2009 году на космодроме Байконур состоялся запуск спутника Московского университета («Университетский-Татьяна-2», первую «Татьяну» запустили в 2005 году. — Авт.) Запуск откладывался и состоялся уже ночью. Мы сразу вернулись в Москву, и утром у него были срочные дела. Которые, не отдыхая, он сразу и начал.

Или вот история, связанная как раз с вашей газетой. Ректор подружился с главным редактором Павлом Николаевичем Гусевым. Договорились проводить олимпиаду для школьников в МГУ «Покори Воробьевы горы». И решили организовать массовый концерт в актовом зале МГУ на 1500 человек. Разные музыкальные коллективы выступали, в том числе рок-группы. Звук был настолько мощный, что даже инженеры беспокоились за состояние зала. А Виктор Антонович с Павлом Николаевичем сели в первый ряд и стоически просидели весь концерт.

Он удивительно бесстрашный человек. В 92-м году, когда его избрали ректором, Садовничий очень хотел «разбудить» студентов. Сделали большой спортивный праздник на стадионе. Ректор решил подняться на воздушном шаре и обратиться сверху к студентам. Задумано было оригинально, студенты ждали сюрприз. Но в тот день дул очень сильный ветер. Многие, и я в частности, всячески отговаривали от полета, но Виктор Антонович был непреклонен. Неизвестно, чем бы это все закончилось. Но, к счастью, из-за ветра организаторы не справились с горелками и сами прожгли шар. Я, признаться, был очень доволен. А Виктор Антонович — нет: обещал студентам диковину, значит, надо сделать!

И на прощание один из любимых анекдотов Садовничего. И тоже про воздушный шар.

Летят на воздушном шаре Шерлок Холмс и доктор Ватсон. Вдруг поднимается сильнейший ветер, их уносит неизвестно куда. Затем шар начинает снижаться, внизу они видят человека и кричат: «Где мы?»

Тот не сразу, а подумав отвечает: «Вы в корзине воздушного шара». После чего новый порыв ветра уносит воздухоплавателей.

Шерлок Холмс говорит: «Это был математик». «Почему?» — удивляется Ватсон. «Во-первых, он ответил не сразу, а сначала подумал. Затем он ответил абсолютно точно. И наконец, его ответ был совершенно бесполезен».

Источник www.mk.ru

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»