Политика

Старческое слабоумие — весомый повод для всемирного апокалипсиса

Насколько система управления ядерным оружием США защищена от случайностей

В конце 2023 года США опубликовали программу модернизации своего стратегического ядерного потенциала — Nuclear Posture Review. Как она будет реализована при госдолге в 24 трлн. долларов, неопределенности на границах с Мексикой, проблемах с Украиной и на фоне предвыборной гонки — покажет время.

Но на Западе уже муссируются предложения о нанесении по России превентивного ядерного удара. Насколько сегодня велик риск ядерной войны? На этот и другие вопросы в интервью «Свободной прессе» отвечает известный политолог, доктор политических наук, профессор Александр ГУСЕВ.

«СП»: Александр Анатольевич, чем сегодня вызван ядерный психоз на западе и каким тактическим ядерным оружием располагают США в Европе?

— Подобный психоз — прямое следствие краха однополярного мира и конца гегемонии Америки. На Западе чувствуют, что их многовековое доминирование, основанное на эксплуатации других народов, обладании колониями, подошло к концу. Наглядный пример — события в Нигере, откуда попросили американцев и французов. Отсюда конвульсии, ядерный шантаж конкурентов.

Что касается Европы, то речь идет о ядерных бомбах В61, которые США планируют довести до уровня В61−13. Они будут отличаться от предшественников, в частности, отсутствием парашюта, наличием новой хвостовой части с инерциальной системой наведения, увеличивающей точность применения. Напомню, в данный момент В61 находятся на шести авиабазах в пяти странах ЕС: Германия (Бюхель), Италия (Авиано и Геди), Бельгия (Кляйне Брогель), Нидерланды (Волкель) и Турция (Инджирлик).

А недавно в поле внимания британской общественности оказался вопрос о возможном размещении тактического ядерного оружия (ЯО) еще и в Англии. Об этом предупредила британская газета The Daily Telegraph. Речь идет о военной базе Лейкенхит в графстве Саффолк, где до 2008 года уже хранилось 110 американских ядерных бомб В61.

В последнее время стало известно, что потенциальным местом хранения американских бомб могут стать даже Румыния и Польша. Варшава, например, на днях сама попросила американцев об этом. На ротационной основе там уже базируются несколько бомбардировщиков, способных нести ЯО.

Таким образом США ведут дестабилизирующую ядерную политику, что вынуждает Россию обратиться к «компенсирующим мерам».

«СП»: Но насколько на Западе понимают, что шутки с огнем плохи, а в пожаре ядерной войны не выживет никто?

— В Европе мало кто сознает, что огонь с дома соседа может перекинуться на собственный. История, увы, их, видимо, ничему не научила.

Что касается США, то еще в марте 1982 года Рональд Рейган подписал Директиву по защите национальной безопасности (National Security Decision Directive, NSDD) № 32, которая представляла собой широкомасштабную стратегию, направленную на ослабление ядерного потенциала Советского Союза.

11 августа 1984 года в радиообращении к американскому народу Рейган, проверяя микрофон, неожиданно «пошутил»: «Мои соотечественники, американцы, я рад сообщить вам сегодня, что подписал указ об объявлении России вне закона на вечные времена. Бомбардировка начнётся через пять минут!» Казалось бы, шутка, но официальная реакция СССР была молниеносной: мы привели свои ядерные силы в полную боевую готовность.

Изменилась ли ситуация за минувшие годы? Как заявил недавно заместитель секретаря Совета безопасности России Михаил Попов, вопрос «случайной ядерной войны по вине США» сейчас звучит еще громче, в том числе, из-за проблем со здоровьем американского президента Джо Байдена.

По его мнению, «ядерный щит США дал трещину», поскольку существенно возрастает риск управленческой ошибки, за которой может последовать глобальная катастрофа. В непростой и нервозной внутриполитической обстановке в США возникает важный вопрос — о порядке передачи команд и распоряжений на применение ядерного оружия.

Михаил Попов заострил внимание на двух ключевых вопросах. Во-первых, на состоянии здоровья и дееспособности американского президента Байдена. Во-вторых, на процедуре передачи распоряжений о применении ЯО в случае его недееспособности. Большинство американцев, по результатам опросов, полагают, что Байден не в состоянии справляться с выполнением своих президентских обязанностей. А генеральный прокурор Западной Вирджинии Патрик Морриси призвал вице-президента США Камалу Харрис объявить Байдена неспособным выполнять свои обязанности. О каких уж тут управленческих решениях с ядерным оружием можно говорить.

По мнению Дональда Трампа, действующий президент ведет мир к ядерной войне. Поэтому процедура передачи распоряжений на применение ЯО на этом фоне заслуживает особого внимания.

«СП»: А что на этот счет говорит законодательство США, каков порядок применения ЯО?

— Законодательно единственным в США, кто может отдать приказ о нанесении ядерного удара, является действующий американский президент. Созданный в 1961 году «ядерный чемоданчик» обеспечивает ему возможность отдать приказ о применении ЯО из любой точки, вне стационарных командных пунктов. Но вряд ли сам Байден помнит, как с ним надо обращаться.

В случае временной недееспособности или гибели президента чемоданчик должен быть передан вице-президенту страны вместе с полномочиями главнокомандующего вооруженными силами США.

То есть вице-президенту Камале Харрис, которая еще менее, чем Байден понимает что-либо во всем этом.

Безусловно, существуют еще три-четыре идентичных «ядерных чемоданчика». Один сопровождает президента, другой — вице-президента, еще один традиционно находится в запасе для уполномоченного применить коды и выжившего при возможной катастрофе или нападении во время таких мероприятий, как инаугурация или обращение о положении в стране.

К «чемоданчику» прилагается пластиковая карта, известная как «бисквит», которую президент должен постоянно иметь при себе. Она содержит буквенно-цифровой код, используемый для идентификации личности главы государства.

Если приказ о применении ЯО отдан, то он поступает к министру обороны, от него — к командующему Стратегическими силами США и председателю Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ).

Как считают эксперты, сегодня сохраняется неопределенность в отношении точных ролей министра обороны и председателя ОКНШ по применению ЯО. В некоторых источниках упоминается непосредственное участие министра обороны в качестве члена цепочки командования, либо подтверждающего органа. Так что система довольно запутанная.

Бывший министр обороны при президенте Билле Клинтоне Билл Пери, например, сказал, что приказ (о применении ЯО) может идти непосредственно от президента к командующему Стратегическими силами США, а «министр обороны в этой цепочке не является необходимым». Таким образом, лишь глава государства обладает исключительным правом на применение ЯО.

«СП»: Выходит, если Байдену вздумается нажать «красную кнопку», то никто его не остановит, даже министр обороны?

— В доктрине ВВС США указывается, что «президент может отдать приказ по использованию ядерного оружия даже через председателя Объединенного комитета начальников штабов».

Министр обороны не упоминается в данном случае. Получается, грань между миром и термоядерной войной, о чем мы говорим, сегодня крайне тонка и зависит от вменяемости Байдена, массы случайностей.

Вызывает вопрос и порядок перехода полномочий при наступлении военной опасности в соответствии с 25-й статьей Конституции США. Он был разработан в недрах американского Конгресса, но до сих пор остается довольно размытым с юридической точки зрения и на самом деле может оказаться неконституционным.

«СП»: Как в такой обстановке действовать России, какой должна быть ее внешняя политика?

— В этой непростой ситуации Российская Федерация должна предпринять все необходимые меры для защиты своей национальной безопасности и территориальной целостности.

Вполне оправданным и своевременным стало решение Москвы об отзыве ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ).

Президент Владимир Путин в октябре 2023 года заявил, что Россия и США подписали договор о запрете на испытания ядерного оружия, но Москва его ратифицировала, а Вашингтон — нет. США заняли наиболее «деструктивную позицию» из стран, которые еще не ратифицировали договор.

В итоге между Москвой и Вашингтоном «сложился дисбаланс» по ДВЗЯИ, который недопустим в «текущей международной обстановке».

Нельзя сбрасывать со счетов и серьезную опасность ядерного терроризма, о чем на западе почему-то забыли. Ряд террористических организаций до сих пор вынашивают дикие планы захвата ядерных объектов, боеголовок, диверсий на АЭС и т. п. Бороться с этой опасностью надо всем миром.

Россия всегда была и остается открыта для переговоров, поиска разумного компромисса в международных отношениях.

И на ближайшем саммите БРИКС в Казани (октябрь 2024 года) вопросы ядерного терроризма и гарантий от случайного применения ЯО, думается, также должны быть внесены в повестку дня.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»