Политика

Послевкусие беспрецедентных выборов: резюме неутешительно для думских старожилов

Кто там шагает левой?

Меньше месяца прошло с даты проведения президентских выборов, а страна живет уже совершенно в другой повестке. То ли потому, что выборы проходили в режиме политической тишины, то ли потому, что результат их настолько ошеломителен, что не оставляет даже малейшего шанса на их неприятие. Такого уровня мобилизации современное российское общество не знало никогда прежде. Эти выборы невозможно сравнивать с волеизъявлениями 2012 и 2018 гг. Тогда страна жила размеренной мирной жизнью, а в политической среде поощрялась конкуренция.

Нынешние выборы беспрецедентны — никогда прежде страна не выбирала президента в условиях острого военного конфликта с соседом, в условиях военной операции, когда миллионы ее жителей из старых и новых регионов живут рядом с линией фронта, когда иностранных наблюдателей приходилось привозить военными самолетами в Ростов-на-Дону, чтобы они могли своими глазами увидеть легитимность народного волеизъявления. Надо отдать должное коллективному Западу — если бы не его попытка «отменить Россию», не его попытка наказать русских — может, и не было бы такой консолидации общества. И даже не важно, за кого, — люди одинаково шли голосовать и в Москве, и в регионах, и за границей. Рекорд явки за всю новейшую историю страны, сравнимый разве что с первыми президентскими выборами 1991 года. Правда, тогда общество было суперполитизировано, а новый лидер страны выглядел надеждой на светлое будущее. Сейчас — другое. Антироссийская истерия в Европе заставила почувствовать опасность весь российский народ, помогла в известной степени тем, кто внутри страны пытался создать режим «осажденной крепости». А наше общество в условиях, когда «наших бьют», объединяется как никогда. Плюс 20 миллионов в абсолютных цифрах к результату Владимира Путина 2018 года (76 млн голосов против 56 млн голосов). Это и случилось на выборах 15–17 марта. Спасибо всем причастным. Теперь к последствиям.

Уже этой осенью, 8 сентября, мы увидим проекцию результатов президентских выборов на партийное представительство. Как было выше сказано, в силу беспрецедентности прошедшего голосования его итоги могут весьма косвенно сказаться на грядущих волеизъявлениях. Первое из которых — Единый день голосования 8 сентября 2024 года. 16 губернаторов (плюс 3 избираемых в парламенте), 13 региональных парламентов, 3 мэра и 1 депутат Государственной думы без учета возможных майских отставников должны быть избраны во второе воскресенье сентября этого года. В случае с «Единой Россией» с уверенностью можно сказать одно: корреляция ее партийного рейтинга с присягой доверия президенту Владимиру Путину отсутствует, на региональных выборах избиратели голосуют за решение своих локальных проблем, а не за лидера страны, потому в некоторых проблемных для партии регионах можно ожидать сюрпризы.

Левый фланг партийной системы России представлен двумя ключевыми игроками — КПРФ и СРЗП, а также россыпью мелких политических сил, попытавшихся заявить о себе в ходе президентской гонки, но не осиливших данный спринт. Оба основных игрока находятся не в лучшей форме. Наиболее печальная картина именно у справедливороссов.

Отсутствие в повестке Сергея Миронова возобновило в экспертных кругах дискуссию о преемнике бессменного лидера эсэров. На фоне этого Сергей Миронов организовал ряд информационных утечек о будущем расставании с попутчиками партии — Захаром Прилепиным и Геннадием Семигиным, вызвав тем самым еще большее удивление и понимание того, что в партии жесточайший кризис.

Без модернизационной встряски партия продолжит падение. Вариантами подобной встряски могут быть смена лидера партии либо очередной виток партийного поглощения мелких игроков вроде Партии пенсионеров и т.п. Очередное дробление партии, выход из нее федеральных политиков типа Прилепина и Семигина скорее, наоборот, приведет к усилению центробежных сил в региональных отделениях.

При этом задачи СРЗП на 2024 год — формирование фракций в региональных парламентах по итогам ЕДГ-2024, где особое значение для партии имеют выборы в Республиках Марий Эл и Татарстан, а также в Волгоградской и Тульской областях и в городе Севастополь.

Коммунистическая партия Российской Федерации спустя 30 лет впервые лишилась статуса «главной оппозиции его величества». Традиционно убедительное второе место ее представителя в этом году до обидного относительно. 4,3 процента голосов — так мало КПРФ не получала ни на одних федеральных выборах и даже почти нигде на региональных, кроме регионов Северного Кавказа и некоторых отдельных регионов. Николай Харитонов уступил Владиславу Даванкову даже в таких традиционно сильных «красных» регионах, как Иркутская и Новосибирская области. Очевидно, такой результат стал большим ударом для руководства компартии, и из него должны быть сделаны кадровые выводы. В начале 2025 года запланирован отчетно-выборный съезд КПРФ, на котором будет переизбираться председатель партии. По активно циркулирующей информации из различных инсайдерских источников внутри партии, Геннадий Андреевич Зюганов, встретив свое 80-летие в июне сего года, собирается на покой и активно занимается подбором преемника. Наиболее близко к нему находящийся и лояльный властям Юрий Афонин (47 лет), имея больше других шансов и возможностей быть избранным на съезде наследником вождя, по внутрипартийным и внешним экспертным оценкам, не обладает необходимой партийному лидеру харизмой. Однако, несмотря на это, именно он является «наследником номер один» для Геннадия Андреевича Зюганова, вечно вторым на всех мероприятиях после председателя ЦК КПРФ. У первого заместителя председателя ЦК КПРФ есть и своя команда в большей части региональных отделений партии, многие областные комитеты уже возглавляют кадры, выращенные Афониным. Так что чисто математически перспектива быть избранным делегатами съезда КПРФ у Юрия Вячеславовича есть. Хотя есть и другие кандидаты, готовые оспорить пальму первенства.

Например, уже бывший мэр Новосибирска Анатолий Локоть или экс-губернатор Иркутской области Сергей Левченко. Локоть чуть помоложе (65 лет), обладает высокой степенью известности как внутри партии, так и вовне, обладает лидерскими качествами и амбициями и, что немаловажно, своей крепкой командой. Из минусов — как у любого руководителя, у бывшего градоначальника третьего по населению города России за период мэрства (2014–2023) случались как победы, так и неудачи, которые его политические оппоненты не преминут вспомнить. Это и неровное развитие городской инфраструктуры, и запоздалые строительные решения, и, конечно, сфера ЖКХ, убийственная для любого крупного города России, не исключая Москвы.

Сергей Левченко (70 лет) хоть и постарше Локтя, но на фоне 80-летнего Зюганова выглядит активнее и ярче. Безусловный лидер, политический авторитет для Сибири, он обладает своей сильной командой. Из минусов — уголовное дело на сына Андрея Левченко (вышел по УДО в 2023-м). На губернаторском посту запомнился начатой в 2017 году концепцией Госплана по развитию Иркутской области, которая на сегодняшний день могла бы быть актуальна уже в рамках всей страны.

В числе других сменщиков Зюганова на посту председателя ЦК КПРФ стоит упомянуть также председателя Комитета по делам СНГ Государственной думы ФС РФ Леонида Калашникова и губернатора Орловской области Андрея Клычкова. Но в силу неочевидности кандидатуры первого и нежелания расставаться с вверенным ему регионом второго обе кандидатуры вряд ли можно рассматривать всерьез на данном этапе.

Что ждет КПРФ на региональных выборах уже этой осенью?

В традиционно сильных для коммунистов регионах с преобладанием одномандатников над партийными списками — Республиках Алтай и Марий Эл — КПРФ все еще может выступить наиболее удачно на выборах в законодательные собрания. К традиционно сильным регионам для коммунистов на этих выборах можно отнести также Волгоградскую область и Кабардино-Балкарию. Прежний «красный пояс» в виде Брянской, Курской, Тульской областей давно уже стал вотчиной «Единой России». На выборах глав субъектов у коммунистов есть шансы неплохо выступить в Республике Алтай и Оренбургской области.

Все три кандидата, выдвинутые парламентскими партиями, соревновались друг с другом буквально за полпроцента — 4,3% (Харитонов), 3,8% (Даванков), 3,2% (Слуцкий). Хотя в абсолютном выражении ЛДПР проиграла КПРФ почти миллион голосов (2,7 млн за Слуцкого и 3,7 млн за Харитонова), что политически должно было бы поставить крест на ЛДПР как проекте по нейтрализации коммунистов.

Резюме выборов неутешительно для думских старожилов: они больше не представляют интереса даже для своего собственного «ядерного» электората, а потому либо эти партии решатся на существенное обновление, либо их место слева от центра займут новые политические проекты, ниша для которых теперь открылась. Посмотрим, кто вылупится к новым выборам. Цыплят в политике тоже по осени считают.

Источник www.mk.ru

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»