Общество

Почему Россия не может победить бедность?

Больше 13 млн человек в стране едва сводят концы с концами. Это как если бы вся Бельгия перебивалась с хлеба на воду

Тема бедности и нищеты остается одной из главных в российских СМИ. Конечно, они стараются добавить в нее позитива. Ссылаясь на данные Росстата, сообщают о снижении показателей бедности как в абсолютном, так и относительном выражении.

Уровень бедности в РФ по итогам 2023 года обновил исторический минимум, снизившись с 9,8% до 9,3% от численности населения страны, сообщил в марте Росстат. По оценкам экспертов, главными драйверами сокращения численности населения с доходами ниже прожиточного минимума в 2023 году стали прирост зарплат в условиях дефицита кадров и выросшие выплаты семьям с детьми.

Тем не менее, «осадочек остается». Как ни крути, а бедных в абсолютном выражении остается все еще 13,5 млн человек. Это больше, чем все население таких стран, как Гвинея, Руанда, Тунис, Швеция, Бельгия и др. Скептики небезосновательно утверждают, что картина Росстата сильно приукрашена.

Для расчета количества бедных Росстат использует показатель стоимости потребительской корзины на человека за четвертый квартал 2020 года с учетом накопленной инфляции. В 2023 году эта сумма в среднем была равна 14,3 тыс. руб. в месяц.

Прожить на такие деньги не реально. Норматив бедности сильно занижен. К тому же состав потребительской корзины время от времени пересматривается, чтобы продемонстрировать успехи в борьбе с бедностью, показать «позитивную динамику».

«Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования» (ЦМАКП) рассчитывает альтернативный показатель, который называется социологическим уровнем бедности. Он определяется как доля населения, которой не хватает на продукты питания или же хватает только на них, но не на одежду и обувь. Он составляет 30% от числа жителей РФ. А это уже около 43 миллионов человек (примерно столько проживает в таких странах, как Аргентина, Алжир или Ирак).

Гораздо реже в СМИ фигурирует такой показатель, как доля заработной платы в валовом внутреннем продукте (ВВП) России. А динамика этого показателя весьма показательна. В 2009 году на оплату труда наемных работников приходилось более половины ВВП, а именно 52,5%.

В 2014 году эта доля сократилась до 47,8%, а в 2020 году — до 45,6%. А вот предварительные данные Росстата по итогам прошлого года: 40,7%. Причем по итогам 3 и 4 квартала 2023 года показатель был ниже отметки в 40%.

В структуре ВВП по источникам доходов второй важной позицией является валовая прибыль предприятий и компаний (третьей позицией являются чистые доходы государства). В 2009 году на прибыль предприятий и компаний пришлось 30,8% ВВП. В 2014 году эта доля выросла до 38,7%, в 2020 году — до 44,6%. Согласно предварительным данным Росстата, в 2023 году доля валовой прибыли достигла значения 51,5%.

Как видим, структура раздела «пирога», называемого «ВВП», с годами меняется в пользу прибыли, а доля заработной платы сокращается. В марксистско-ленинской политэкономии эта тенденция называется «законом капиталистического накопления».

В России мы имеем капитализм (причем капитализм зависимого типа). Поэтому все происходит согласно закону, который был сформулирован «классиком» в «Капитале» еще полтора столетия назад. Карл Маркс и политэкономы советского времени объясняли неизбежный рост бедности при капитализме алчностью буржуазии, ее маниакальным стремлением сократить долю заработной платы во вновь созданной стоимости для максимизации прибавочной стоимости. Вот одно из многочисленных высказываний Маркса на этот счет: «Заработная плата определяется враждебной борьбой между капиталистом и рабочим. Побеждает непременно капиталист. Капиталист может дольше жить без рабочего, чем рабочий без капиталиста» (Т. 42, с. 48).

Впрочем, Маркс Америки не открывал. До «Капитала» уже было понятие «железный закон заработной платы». Оно означало, что реальная заработная плата в долгосрочной перспективе всегда стремится к минимальной заработной плате, необходимой для поддержания жизни работника.

Итак, суть самых пространных рассуждений на тему «железного закона заработной платы» сводится к тому, что капиталист имеет для минимизации заработной платы реальные возможности (ему принадлежат средства производства), и им движет демонический дух наживы, алчность.

Все верно. Но кроме жадности и алчности есть еще одна причина, по которой капитал стремится минимизировать заработную плату. И об этой причине мы узнаем из романа Джорджа Оруэлла «1984». В этой антиутопии английский писатель рисует тоталитарное общество, которое имеет жесткую иерархию.

Верхний уровень представлен «внутренней партией» (партийной верхушкой). Главой партии является полумифический Большой Брат. Впрочем, в романе есть вполне реальный герой, представляющий «внутреннюю партию» — О`Брайен (он и озвучивает многие секреты идеологии партии).

Ниже, под «внутренней партией» находятся те, кто принадлежит к «внешней партии». За членами «внешней партии» партийная верхушка осуществляет жесточайший контроль («Большой брат следит за тобой»). Главный герой романа — Уинстон Смит — принадлежит к «внешней партии».

Третий, нижний уровень — простонародье, «пролетарии», или сокращенно «пролы» (их примерно 85 процентов населения в Океании — стране, где происходят основные события романа «1984»). Над пролами никакого особого политического и идеологического контроля со стороны власти нет.

Единственное, за чем следит партия, — чтобы пролы всегда пребывали в «черном теле». И это не садизм, не изуверство, это всего лишь политическая целесообразность.

Читаем в романе «1984»: «…если обеспеченностью и досугом смогут наслаждаться все, то громадная масса людей, отупевших от нищеты, станет грамотной и научится думать самостоятельно; после чего эти люди рано или поздно поймут, что привилегированное меньшинство не выполняет никакой функции, и выбросят его. В конечном счете иерархическое общество зиждется только на нищете и невежестве».

Можно смело утверждать, что указанное литературное произведение способно стать важным дополнением к политэкономии капитализма.

Чисто экономически несложно обеспечить всем членам капиталистического общества достаток (т.е. удовлетворение жизненно важных потребностей).

Но это не делается потому, что тогда пролы, которых партия держала в «черном теле», получат свободное время, начнут задумываться, начнут из полу-животного состояния превращаться в людей.

Рано или поздно у них возникнет потребность изменить несправедливый строй. Иерархическое общество может погибнуть. А для партии нет ничего выше власти. Власть несоизмеримо более важна, чем богатство.

Партийный босс О`Брайен разъяснят Уинстону Смиту: «Партия стремится к власти исключительно ради нее самой. Нас не занимает чужое благо, нас занимает только власть. Ни богатство, ни роскошь, ни долгая жизнь, ни счастье — только власть, чистая власть». Вот еще чеканные формулировки этого героя: «Цель власти — власть», «Бог — это власть».

Приведу один фрагмент из романа, объясняющий, почему властная элита так боится искоренения хронической бедности и почему она ревностно следит за тем, чтобы эта бедность постоянно поддерживалась:

«С того момента, когда машина [видимо, речь идет о промышленной революции в странах Запада — В.К.] заявила о себе, всем мыслящим людям стало ясно, что исчезла необходимость в черной работе — а значит, и главная предпосылка человеческого неравенства. Если бы машину направленно использовали для этой цели, то через несколько поколений было бы покончено и с голодом, и с изнурительным трудом, и с грязью, и с неграмотностью, и с болезнями. Да и не будучи употреблена для этой цели, а, так сказать, стихийным порядком — производя блага, которые иногда невозможно было распределить, — машина за пять десятков лет в конце XIX века и начале XX разительно подняла жизненный уровень обыкновенного человека.

Но также ясно было и то, что общий рост благосостояния угрожает иерархическому обществу гибелью, а в каком-то смысле и есть уже его гибель. В мире, где рабочий день короток, где каждый сыт и живет в доме с ванной и холодильником, владеет автомобилем или даже самолетом, самая очевидная, а быть может, и самая важная форма неравенства уже исчезла. Став всеобщим, богатство перестает порождать различия. Можно, конечно, вообразить общество, где блага, в смысле личной собственности и удовольствий, будут распределены поровну, а власть останется у маленькой привилегированной касты. Но на деле такое общество не может долго быть устойчивым".

Приведенный фрагмент — из книги полумифического героя Гольдштейна, который является врагом партии и Большого брата. Книга называется «Теория и практике олигархического коллективизма». В романе «1984» приведены две главы этой таинственной книги, которые, между прочим, могут использоваться сегодня как учебник по социологии и политологии, помогающий понять реалии сегодняшнего дня и в России, и во всем мире.

Есть смысл задуматься над тем, действительно ли российская «элита» (симбиоз коррумпированных чиновников и олигархов-миллиардеров) проявляет обеспокоенность по поводу сохраняющейся в России бедности и нищеты? Или же это дешевый спектакль, прикрывающий усилия «элиты» по сохранению нищеты и ее планы сделать нищету вечной?

В последнее время появилось большое количество публикаций на тему того, как следует бороться с бедностью в России. В них озвучиваются очевидные вещи.

Во-первых, говорится о том, что имеются все возможности для того, чтобы буквально в течение одного-двух, максимум трех лет ликвидировать бедность в стране. Источников и средств для этого достаточно. Например, введение по-настоящему прогрессивной шкалы налогов. Категорическое требование возвращения валютной выручки экспортеров в страну. Также проведение настоящей деофшоризации российской экономики. И т.д.

Во-вторых, утверждается, что значительное повышение доходов миллионов (даже десятков миллионов) наших сограждан станет мощным драйвером платежеспособного спроса и ускорит экономическое развитие России.

В-третьих, такое оживление ныне стагнирующей российской экономики было бы, в конечном счете, выгодно и отечественному бизнесу. Бенефициарами ликвидации бедности в стране стали бы все слои нашего общества.

Вроде бы все красиво, убедительно, логично. Но эта чисто экономическая логика. А она рождает утопические надежды. Нужно принимать во внимание еще политическую логику — ту самую, о которой мы читаем в романе «1984». И которая диктует российской олигархии необходимость сохранения массовой бедности и сегодня, и завтра, и всегда.

С бедностью в России можно и нужно бороться. Но с учетом тех подсказок, которые содержатся в романе Джорджа Оруэлла.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»